Новости

Уголь - стратегическая точка роста России

Джошуа Роджерс, партнер группы КПМГ в России и СНГ

1. Прокомментируйте подписанную две недели назад долгосрочную программу развития угольной промышленности до 2030 года. Насколько это "зрелый" документ? Достижимы ли поставленные в нём цели? Какие его положения вызывают сомнения?

В целом, можно отметить высокий уровень подготовки данной программы. Угольная промышленность в ней рассматривается не как обособленный элемент, а как часть энергосистемы страны в целом.. Кроме того, уделяется необходимое внимание обновлению нормативно-правовой базы.

В то же время программа задает вполне четкие показатели эффективности, которые преимущественно касаются экономических показателей деятельности бизнеса (рентабельность активов, производительность труда и т. д.).

При этом финансовое участие государства преимущественно ограничивается соинвестированием в инфраструктуру, а все вопросы, связанные с повышением производительности, выбытием неэффективных мощностей и вводом новых, более эффективных, остаются в компетенции частных компаний.

Таким образом, главная проблема этой программы заключается в том, что она задает направление, описывает определенные меры, но не обязывает к их исполнению и, следовательно, не может гарантировать результаты.

Ряд целевых индикаторов представляются слишком амбициозными:
- увеличение производства товарной продукции на одного работника более чем в 4 раза: предполагается к 2030 году достичь уровня одних из лучших по этому показателю компаний в мире (Xstrata и Rio Tinto), что едва ли представляется реалистичным в виду того, что качество месторождений и количество квалифицированного персонала существенно различаются. Так количество квалифицированных работников на данный момент требуемых для развития отрасли значительно отстает от мировых показателей. Улучшение ситуации означает инвестиции в отрасль образования, непрерывную работу над имиджем профессии горного работника, увеличение среднеотраслевой заработной платы и постоянная работа с молодежью.- увеличение рентабельности активов почти в 3 раза: это означает либо снижение средней стоимости активов, что противоречит здравому смыслу, либо увеличение чистой прибыли компании. Чистая прибыль может быть увеличена за счет роста рыночной цены на продукцию, что является маловероятным, согласно нашим прогнозам (которые, кстати, являются более консервативными, чем прогнозы в стратегии).

Увеличение чистой прибыли также может быть достигнуто за счет снижения издержек. Хотелось бы отметить, что Россия уже находится в нижней трети кривой себестоимости добычи угля и дальнейшее ее снижение является маловероятным в виду геологических особенностей запасов. Вероятность того, что мы сможем догнать по этому показателю такие страны, как Колумбия и Индонезия, невелика.

В целом, мы более консервативно смотрим на планы по увеличению доли РФ на экспортном рынке, т.к. проблема удорожания транспорта вряд ли будет решена в ближайшее время. Кроме того вряд ли своевременно будут расширены все узкие места на железнодорожных магистралях и подъездах к портам, что значительно ограничит рост экспортного потенциала российских производителей.

2. Согласно этой стратегии, отрасли будет выделено 3,7 трлн рублей, но лишь 7% из них - это бюджетные деньги? Где достать остальные 93%?

Предполагается, что эти деньги даст крупный бизнес.

В этой связи могли бы помочь следующие меры:

- Снятие части социальной нагрузки с частного бизнеса при разработке новых месторождений или покупке месторождений расположенных при моногородах
- Улучшение регуляционной среды с целью повышения инвестиционной привлекательности отрасли для иностранных инвесторов
- Переход на международную систему финансовой и геологической отчетности (здесь уже намечаются продвижения) для повышения прозрачности ведения дел в отрасли
- Еще одной мерой могло бы быть предоставление государственных гарантий для привлечения финансирования под освоение крупных месторождений

Основные средства государство, согласно стратегии развития, направит на финансирование строительства транспортной инфраструктуры, что соответствует мировым практикам: такие инвестиции имеют очень долгий срок окупаемости, и поэтому бизнес не может брать их на себя полностью. Также надо понимать, что решение проблемы инфраструктуры позволит повысить прибыльность не только угольной отрасли, но и других, смежных отраслей. Все это будет способствовать дополнительному притоку инвестиций в отрасль и страну.

3. Насколько угольная промышленность интересна инвесторам?
В целом, в мире, уголь - очень популярное направление для инвестиций. Большинство крупнейших мировых горнодобывающих компаний, таких как BHP Billiton или Xstrata активно инвестируют в эту сферу ввиду высокой прибыльности и растущего спроса со стороны Китая и других развивающихся стран

Российская же специфика обусловлена инфраструктурными ограничениями, которые, зачастую нельзя преодолеть без государственной поддержки. Часто компании отказываются от инвестиций в угольные активы из-за отсутствия необходимой инфраструктуры для транспортировки угля до покупателя.

В целом, более привлекательным для инвестиций представляется коксующийся уголь: он менее распространен и стоит дороже энергетического. Существуют очень хорошие возможности для экспорта в азиатские страны. Как российская угольная стратегия так и прогнозы КПМГ предсказывают значительный рост экспортных поставок российского коксующегося угля. Однако приобрести хороший актив на рынке затруднительно: практически все они находятся в собственности крупнейших металлургических компаний, которые не спешат с ними расстаться или находятся в отдаленных районах без всякой инфраструктуры.

Энергетический уголь менее интересен инвесторам в связи с тем, что цены на продукцию ниже и прибыльность добычи энергетического угля ниже. Покупка месторождений энергетического угля может представлять интерес прежде всего для генерирующих компаний, желающих интегрироваться с поставщиком сырья, или в том случае, если актив находится в непосредственной близости от рынка сбыта

Важным фактором является защита прав инвесторов. Такие факторы, как слабая защита миноритаарных инвесторов, нечеткая политика в отношении лицензирования деятельности, отличие российской системы подтверждения запасов на месторождении от мировой системы и т.д. снижают инвестиционную привлекательность месторождений и сокращают объем инвестиций в отрасль.

К тому же, в силу того, что угольные активы часто расположены в моногородах, покупая такой актив, инвестор получает дополнительную социальную нагрузку. На это иностранные инвесторы идут крайне неохотно.

4. Расклад сил на мировом угольном рынке. Какое место на нём занимает Россия?

По ресурсам угля Россия занимает 3 место после США и Китая, общие ресурсы - 3,9 трлн. тонн.

Рынок угля в целом необходимо разделять на два: коксующийся и энергетический.

Основным производителем коксующегося угля в мире является Китай, однако его потребности очень велики и росли в последние годы более высокими темпами чем рост добычи, поэтому Китай является еще и крупнейшим импортером. Основным же экспортером является Австралия. Россия является четвертым крупнейшим экспортером после Австралии, США и Канады. По нашим прогнозам в ближайшее время российские компании будут активно увеличивать экспорт коксующегося угля.

На рынке энергетического угля также крупнейшим производителем и потребителем выступает Китай. Высокий уровень производства и потребления отмечается также в США и Индии. Объемы внешней торговли, как доля от общего производства на этом рынке не столь значительны по сравнению с коксующимся углем.

Россия является третьим крупнейшим мировым экспортером энергетического угля после Австралии и Индонезии.

Следует отметить, что в течение 20 лет баланс сил может поменяться, так как на рынке коксующегося угля появляются новые игроки - Монголия и Мозамбик, а на рынке энергетического угля наращивает экспорт Индонезия.

5. Есть ли корреляция между ценой на нефть и ценой на уголь? Увеличился ли спрос на уголь в последний год, на фоне высоких нефтяных цен?
Говоря про Россию, на исторических данных корреляция незначительная.

Цены на коксующийся уголь зависят от спроса на металлургическую промышленность, который, по большей части, формируют спрос исходящий из строительной индустрии и автомобильной промышленности, которые, в свою очередь зависят от состояния и темпа роста экономики в целом.

Энергетический уголь используется для производства электроэнергии, а планка цен на нее устанавливается на государственном уровне, поэтому закупочные цены на энергетический уголь прежде всего формируются под воздействием регуляторных факторов. Поэтому в России они ниже, чем в остальном мире.

Прямой зависимости между ценами на уголь и нефть с точки зрения ценообразования, таким образом, не наблюдается.

Другое дело, что во всем мире электрогенерирующие компании переходят на угольную генерацию, потому что уголь дешевле основной альтернативы - природного газа. В России же цены на газ искусственно сдерживаются монополистом Газпром, а цены на энергетический уголь в России устанавливаются исходя из цен на газ. Поэтому многие генерирующие компании в РФ перешли на газовую генерацию, вложив в это серьезные средства. И даже в случае либерализации цен и роста цен на газ, спрос на уголь вряд ли вырастет, потому что в этом случае потребуется серьезные капитальных инвестиций для обратного перехода.

 
Читать полностью: http://miningexpo.ru/news/19840

ООО «Торговая компания «КИТРЕЙД»

Все права защищены


Республика Беларусь

г. Минск, пр. Дзержинского, 69, офис 321